Я хочу пойти на психотерапию. Какой метод выбрать? — Meduza

Зачем это нужно, когда есть таблетки

Действительно, мы живём в XXI веке, на рынок каждый год выходят всё более и более совершенные

, предназначенные для лечения чуть менее, чем всех известных психических расстройств[3], и актуальность психологических / психотерапевтических воздействий ставится многими под сомнение.

Тем не менее, существуют причины для использования разговорных (немедикаментозных) методов.

Во-первых, они в ряде случаев столь же эффективны, как и лечение препаратами: в случае депрессии[4,5], панического расстройства, социофобии[5] и даже психозов[6].

Во-вторых, в некоторых случаях они эффективнее препаратов: в лечении ОКР[5], некоторых видов депрессии[8].

В-третьих, зачастую совместное использование препаратов и психотерапевтических методик эффективнее, чем только медикаментозное лечение[6,7,45].

В-четвертых, в ряде случаев они дают меньше побочных эффектов и легче переносятся[6].

Методы психотерапии

Психотерапевтических методов существует так много, что без подготовки в них легко запутаться. Знакомые или друзья могут рассказывать о техниках, которые помогли им или рекомендовать «своего» психотерапевта. Но специалист не может быть компетентен абсолютно во всех вопросах – каждый психотерапевт, как правило, специализируется в семейной, детской, кризисной или какой-то другой терапии.

Я хочу пойти на психотерапию. Какой метод выбрать? — Meduza

Одного метода, который был бы эффективнее остальных, не существует. Каждый хорош по своему. Главное, разобраться в самых популярных методиках, чтобы понять: куда с какими проблемами обращаться и чего ждать от терапии.

Когнитивно-поведенческая психотерапия обращается к сознанию, работает с мыслями и поведением. Терапевт на сеансах объясняет, откуда взялись проблемы клиента, какие мысли или поступки привели к сложной ситуации, дает много домашних заданий, выходит с клиентом в город для поведенческих экспериментов.

Кому подойдет когнитивная психотерапия? Тому, кто настроен быстро разрешить свою проблему, но не намерен копаться в душе.

Гештальт-терапия фокусируется на эмоциях, давних проблемах, скрытых желаниях, переживаниях клиента. Терапевт долго слушает, периодически задавая вопрос: «Что вы чувствуете в этот момент?». Он создает ситуации, которые помогают клиенту осознать, проявить и пережить свои чувства, учит находиться «здесь-и-сейчас».

Кому подойдет гештальт-терапия? Тому, кто настроен на длительную терапию, проработку давних проблем, непростую работу со своими эмоциями, кто не хочет «жить по старому» и готов рисковать, пробуя новые схемы поведения.

Психоаналитическая терапия больше направлена на работу с бессознательным. Метод помогает найти, осознать и обезвредить суть глубинной психологической травмы, обнаружить неосознанные желания, подзабытые или проигнорированные фантазии. Психоаналитик больше слушает, чем говорит, направляя клиента вопросами или комментариями.

Кому подойдет психоанализ? Тому, кто склонен к самоанализу, любит рассуждать, исследовать внутренний мир, а также может долго говорить. Но вот те, кто настроен на быстрое решение проблемы, психоанализ не поможет – это все же самый длительный психотерапевтический метод.

Телесно-ориентированная психотерапия в отличие от «разговорных» методов предназначена для работы с телом. Терапевт обращает внимание на телесную сторону жизни – на удовольствие быть в собственном теле, раскрепощение, телесные зажимы, посланные в ответ на психоэмоциональные проблемы.

Я хочу пойти на психотерапию. Какой метод выбрать? — Meduza

Кому подойдет телесная терапия? Тому, кто хочет научиться понимать свое тело, снять телесные напряжения и эмоциональные блоки. Но если клиент не терпит чужих прикосновений, такой терапевтический метод ему противопоказан.

Системная семейная психотерапия по Хеллингеру больше похожа на спектакль, который клиент наблюдает как бы со стороны или же играет одну из ролей вместе с другими «актерами». Терапевт изучает семейные сценарии супругов, подбирает участников группы, помогает клиенту проанализировать семейную ситуацию во время терапии, избавиться от повторяющихся семейных сценариев.

Кому подойдут семейные расстановки? Тем, кто готов попробовать достаточно смелые методы терапии, хочет улучшить отношения в паре, научиться понимать детей и родителей.

Помимо традиционно популярных методов терапии есть неординарные или даже шокирующие. Например:

  • Секс-терапия поцелуями – помогает избавиться от страха взаимоотношений или проблем в сексуальной сфере.
  • Терапия группового обнажения Поля Биндрима – помогает раскрыть внутренние тайны, укрепить доверие и открытость участников обнажения.
  • Гипнотерапия – помогает проникнуть в подсознание, поменять негативные установки на позитивные.
  • Терапия наготой, при которой обнаженный терапевт лично или онлайн «лечит» клиента своей наготой (без интим-услуг).

Какую терапевтическую технику выбрать, каждый решает для себя. Но при выборе терапии нужно учитывать еще один важный момент – личность самого психотерапевта. Контакт психотерапевта и клиента – один из важных и необходимых компонентов успешной психотерапии. Иногда в кабинете клиент озвучивает такие тайны, о которых боялся признаться даже себе самому. Поэтому без доверия и ощущения безопасности начинать терапию даже не стоит.

Пройти тест на самооценку

Какая психотерапия эффективна

и др.

Рис. 3. От фрейдистских ассоциаций [первого уровня] к современным методам терапии, основанной на принципах доказательности.

И каждая школа претендует на то, чтобы считаться эффективной. И по некоторым направлениям есть вполне вменяемая доказательная база. При этом в большинстве случаев объяснения этой самой эффективности ведутся через конструкции, принятые в рамках данного подхода, и нигде за пределами этих рамок не котируемые.

Так, например, логотерапевты считают, что достигают положительных результатов за счёт того, что помогают пациенту найти смысл жизни[11], сторонники когнитивного подхода — за счёт работы с негативными автоматическими мыслями[12], представители психодинамического направления — за счёт работы с переносом, драйвами и объектными отношениями[13], сторонники психоделического подхода — за счёт работы с перинатальными матрицами и системами конденсированного опыта[14] и и т.д.

При этом большинство подобных объяснений теряют всякую убедительность как только оказываются вне контекста породившей их теории. Так, например, когнитивный постулат о том, что мысли влияют на эмоции[12] совершенно не принимается в рамках психодинамической школы, где используется совершенно противоположный взгляд.

Вопреки распространённому в отечественной среде мнению, доказанной клинической эффективностью (в той степени соответствия принципам доказательной медицины, которая вообще возможна для психотерапии) имеет не только когнитивно-поведенческая, но и, например, психодинамическая терапия[15,16,17]. Т.е. разные терапии, основанные на совершенно различных наборах аксиом, показывают сопоставимую эффективность.

Однако указанные категории являются слишком ”

” (а значит —

), чтобы удовлетвориться ими в качестве объяснения эффективности «лечебных разговоров».

Одной из наиболее интересных попыток выделить и описать количественно универсальную основу успешной терапии является исследование немецких авторов[18], в котором было установлено, что предиктором успешности терапии является различие эмоций, которые отображаются на лице терапевта, и тех, которые экспрессирует клиент во время повествования.

Иными словами, если во время первой сессии клиент с грустным лицом говорит о своей боли (выражая “негативную эмоцию”), а терапевт слушает его, демонстрируя заинтересованность и удовлетворение (“позитивную эмоцию”), то терапия, вероятно, будет успешной. Если оба выражают эмоции одной направленности («позитивной» / «негативной»), то нет.

Авторы неплохо формализовали процедуру тестирования, составив очень ограниченный «словарик» эмоций и отбирая только те выражения лиц, которые в точности ему соответствовали. Что касается определения успешности терапии (тоже не самая простая задача), были использованы оценки терапевта, пациента и объективные показатели снижения симптомов.

Их выводы достаточно сильно отличаются от тех прогнозов и объяснений, которые дают сами психотерапевты — они говорят о чем угодно: о мотивационной готовности, о радикале личности клиента, об уровне организации этой самой личности, о глубинных схемах, — но не о тех эмоциях, которые они выражают своими лицами.

Подобные исследования заставляют несколько скептически относиться к тем предполагаемым механизмам реализации полезных изменений, о которых говорят психотерапевты / психологи, и подталкивают к тому, чтобы найти какие-то более убедительные способы объяснения наличия этих самых изменений.

Что стоит знать перед посещением психотерапевта

Я хочу пойти на психотерапию. Какой метод выбрать? — Meduza

Психотерапия – неспешный процесс, требующий вложений времени, денег и душевных сил, так что ввязываться в терапию «наскоком» просто не имеет смысла. Отсутствие результата усилит неудовлетворение и в лучшем случае приведет к поиску другого терапевта. В худшем – вызовет стойкое недоверие в любой психотерапии и «психологам-шарлатанам».

До начала совместной работы лучше сразу же расспросить терапевта о его опыте работы с подобными проблемами, специализации, практических навыках, личной терапии – все это открытая информация, которая не может быть тайной для клиента. Кроме этого есть общие правила, по которым работают опытные психотерапевты.

Рецептов на медпрепараты психологи не выписывают – не имеют на это права. Но речь не только об этом. Никаких готовых рецептов или советов на тему «как правильно поступить в этой ситуации» или «сделай, как я говорю, и жизнь наладится» ждать не стоит – их не будет, даже если клиент будет настойчиво их требовать (а что, деньги ведь уплочены).

Цель психотерапевта – помочь клиенту обнаружить «проседающие» части жизни, разглядеть проблему под разными углами, проанализировать свои ошибки, а также рассказать о стратегиях, которые помогают справляться с апатией, депрессией, тревожностью. Но никак не снять с клиента ответственность за какое-то решение, оправдать его поступок, отпустить грехи.

Психотерапия не ограничивается временем сеанса – это вся внутренняя работа, которая происходит от встречи к встрече. Причем не простое перелистывание конспекта лекций, а практическая душевная работа в поте лица. И в этом нет ничего неординарного. Как невозможно научиться играть на пианино без ежедневной практики, так же невозможно разобраться с устройством своего сознания и бессознательного за 1 -2 часа в неделю.

Конечно, психотерапевт не может клиента заставить делать что-то: например, понаблюдать за собой во время ссоры или записать все детские обиды. Это ему и не нужно. Но он должен объяснить клиенту смысл его домашней работы, разобраться с внутренним сопротивлением (почему это я что-то должен делать?), а после обсудить результат, дать обратную связь, расспросить клиента о его переживаниях вне кабинета психолога.

Конечно, психотерапия не может проходить против воли, не по запросу или не в интересах клиента. Но правило «клиент всегда прав» здесь действует только до определенных пределов, которые оговариваются заранее или прописывается в контракте. Более того, если клиент считает свое мнение единственно правильным, игнорирует правила, хамит или ведет себя некультурно, то сам психолог может отказать в помощи.

Большинство правил касаются дисциплины. Например, если клиент опоздал на сеанс, то работа идет только оставшееся время, а оплата не уменьшается. Или если клиент предупредил об отмене сеанса менее, чем за несколько часов, то все равно вносит оплату за несостоявшуюся встречу. Но бывают и другие правила.

Конфиденциальность – правило номер один. Ни при каких обстоятельствах психолог не обсуждает дела своих клиентов с друзьями, с родными или с другими клиентами, не разыскивает странички клиентов в соц сетях. Правда, он может обсудить сложный случай в узком кругу коллег или на сеансе супервизии. Но в этом случае также действуют правила конфиденциальности.

Если же психолог встретится с клиентом на улице, в кинотеатре или в ресторане, он не поздоровается первым – это все тоже соблюдение конфиденциальности. Но ответит, если клиент поздоровается первым. Если психотерапевт хочет использовать случай из практики для публикаций или вести запись сеансов, то должен получить письменное согласие клиента и хранить свои записи в защищенном от третьих лиц месте.

От клинических психологов и психиатров психотерапевт отличается тем, что сам регулярно проходит терапию в качестве клиента. Это называется супервизия и клиент всегда может запросить терапевта о количестве супервизорских часов. Индивидуальная или групповая психотерапия нужна терапевту для того, чтобы проработать свои проблемы и не переносить их во взаимоотношения с клиентом. Кроме этого супервизия помогает избавиться от негатива, полученного во время работы с клиентом.

Но вот переживать аналогичные личные трагедии терапевту не обязательно. Во-первых, личные проблемы прорабатываются на супервизии. Во-вторых, личные переживания могут только усилить волнение клиента и превратить терапию в обсуждение.

Решение пойти на терапию – очень смелый поступок. Признаться, что не может справиться самостоятельно, попросить о помощи – такое решение может принять адекватный человек, который осознал свою потребность. И у терапевта нет желания или цели доказать обратное.

Если же у клиента обнаружится личностное расстройство, терапевт может посоветовать психиатра. Но он не станет «сообщать куда надо» или ставить клиента на психиатрический учет. Это также запрещено правилами конфиденциальности.

Пройти тест: ребенок, взрослый, родитель

Предположения относительно влияния разговорной терапии

Психотерапия — это комплексное вербальное и невербальное психологическое воздействие на психику, а через психику – на весь организм человека. Психотерапия является одним из форматов взаимодействия клиента и психотерапевта. Но не обычный бытовой разговор по душам или исповедь, а целенаправленная, структурированная и планомерная помощь человеку в тяжелой жизненной ситуации.

Задача терапии: научиться жить в полной гармонии с собой, но не вредить при этом окружающим.

Цель терапии: освоить навыки поведения в ситуациях, которые мешают быть счастливыми и действовать самостоятельно, но уже без постоянной поддержки психотерапевта.

Правила терапии: регулярность: 1-2 раза в неделю, границы: оговоренные условия о времени встречи, длительности одной сессии и самой терапии.

Условия терапии: добровольное и осознанное обращение за помощью.

Психотерапевтический процесс может быть индивидуальным – когда человек самостоятельно изучает книги, публикации, смотрит видеоматериалы, наблюдает за окружающими. Но самотерапия без знания психологии и навыков психотерапевтической поддержки невозможна. Поэтому психотерапию проводит психотерапевт – медик или психолог, который получил дополнительную подготовку по психотерапии, проходит личную психотерапию и принадлежит к какому-то профессиональному сообществу.

Я хочу пойти на психотерапию. Какой метод выбрать? — Meduza

Психотерапия в переводе с греческого языка означает «исцеление души». Но чтобы лечение было успешным, взаимодействие психотерапевта с клиентом должно происходить на четырех уровнях:

  • Уровень 1: мысли. Общаясь, психотерапевт и клиент используют мышление и делятся друг с другом своими мыслями.
  • Уровень 2: чувства. Чувства тесно взаимосвязаны с мыслями. Исследуя чувства, возможно влиять на свое мышление.
  • Уровень 3: поведение. Именно поведение клиента меняется после успешной терапии и считается главным показателем перемен – если чувства и мысли невидимы для собеседника, то поведение возможно отследить.
  • Уровень 4: тело. Тело – сложный механизм и ничего в нем не происходит просто так. Душа неразрывно связана с органами и системами, а психическое нездоровье сразу же отражается на здоровье физическом.

Каждое из психотерапевтических направлений использует два или более уровня воздействия, но в основном работает либо с мыслями, либо с чувствами, либо с телом.

Пройти тест на неуверенность в себе

В сети есть масса информации о пользе психотерапии. Но у большинства лекарств есть свои побочные эффекты и психотерапевтическое лечение не исключение. По результатам опроса британских психологов почти 6% прошедших психотерапию сообщили о «продолжительных негативных эффектах». Объяснить причины негативного влияния ученые пока не могут. Но могут предупредить о возможных побочных эффектах.

Тело и мозг – это личный склад проблем и негативных переживаний, которые накапливались долгое время. Но стоит копнуть поглубже и все душевные раны заболят с новой силой. Иногда боль настолько сильная, что клиент решает прервать терапию. Но вот этого делать не стоит. Лучше прожить травмирующую ситуацию в безопасном пространстве кабинета и в присутствии терапевта, чем снова маскировать боль табличкой «ничего не случилось».

Психотерапия учит отстаивать свои границы, выражать свое мнение, анализировать свои выгоды и озвучивать их перед окружающими. Клиент после терапии обнаруживает, что не обязан подчиняться кому-либо, отчитываться в своих чувствах или делать некоторые вещи, которые он просто не хочет делать. Это раздражает окружающих. Они могут недоумевать, возмущаться, объявить терапевта сектантом. Со временем все согласуется. Но на это уйдет немало месяцев и нервов.

Когда понимаешь свои старые ошибки, приходит желание «нести истину в массы». Психологи в шутку называют такое желание «синдромом перелеченного клиента». Но насильно решить чужие невозможно. Так что если вовремя не сдержаться, можно нарваться на негатив или даже рассориться со знакомыми.

Когда начнутся первые изменения, действительно, клиент может захотеть большего: пойти на групповую терапию, посещать мастер-классы или тренинги, получить дополнительное образование. Хорошо это или плохо – однозначного ответа нет. Риск есть в другом: клиент отвыкает решать свои проблемы самостоятельно, поскольку всегда ищет опору в терапевте. Важно вовремя отследить такую зависимость и уйти в свободное плаванье.

Во врем сеансов терапевт внимательно слушает, кивает, не критикует, не допускает шуточек, тактично советует – в общем, кажется почти идеальным. Со временем у клиента может возникнуть влюбленность, желание подружиться со своим терапевтом. Это не запрещено психотерапевтической этикой – под запретом только сексуальные отношения. Но терапевту положено быть чутким и внимательным – это его работа. А дружба или отношения могут работе повредить. К сожалению.

Психотерапия – это общая работа в паре психотерапевт-клиент, направленная на внутреннюю трансформацию клиента. Причем простого присутствий клиента на терапии недостаточно – ему нужно самому захотеть измениться, активно участвовать в терапии, работать над собой, изучать психологию. Потому что никакие деньги не смогут насильно сделать человека счастливым.

Пройти тест на депрессию

Согласно определению, принятому Американской Психологической Ассоциацией, психотерапия

Для целей настоящей статьи мы не будем проводить жесткое разграничение между собственно психотерапией и психологическим консультированием, которое определяется как

Несмотря на то, что в отечественной традиции подчёркивать различия между ними считается хорошим тоном, некоторые авторы признают схожесть этих практик и объединяют в категорию ”

“[2, стр. 3]

В общем, как вы уже догадались, речь пойдёт обо всех формах взаимодействия между специалистом и клиентом (врачом и пациентом), когда используется воздействие словом: от классического психоанализа до современных поведенческих и когнитивно-поведенческих подходов. Или, говоря проще, о “поболташках с психологом / психотерапевтом”.

и др.

Арт-терапия

” (а значит —

Некоторое время назад не существовало способа объективно оценить влияние терапии на мозг, поэтому психотерапевты делали самые смелые (и зачастую неверные) предположения относительно наличия и характера такого влияния.

Естественно, такая ситуация не могла длиться бесконечно, и как только у исследователей появились доступные методы визуализации мозга (ПЭТ, МРТ, фМРТ, ОФЭКТ), были опубликованы исследования, целью которых ставилось определение степени воздействия (или его отсутствия) разговорной терапии на физиологический субстрат мозга.

Выявление этого влияния решило бы несколько важных задач — от доказательства того, что разговорная терапия вообще работает, до понимания того, как она работает, есть ли разница между разными видами терапии и т.п.

Ниже представлена моя попытка систематизировать данные по визуализации изменений, вызываемых в мозге разговорной терапией.

Она не претендует на универсальность, но при её создании я старался включать более-менее вменяемые исследования, и перепроверять выводы авторов.

Рис. 4. Влияние разговорной терапии на мозг. Источники: [10, 32, 33, 34]. Таблица доступна в Google Docs.

Что мы видим в этой таблице? Первое, что бросается в глаза, это тот факт, что на одни и те же области мозга (например, хвостатое ядро или миндалина) воздействуют совершенно разные виды терапии.

Второе — это то, что в некоторых исследованиях активность тех или иных областей увеличивается (например, миндалины в исследовании Ritchey), а в других, при той же самой терапии — уменьшается (лимбическая система, включающая в себя миндалину, в исследовании Goldapple).

Третье — это то, что некоторые исследования отмечены серым шрифтом. Это те, дизайн которых вызвал у меня наибольшие сомнения. Но поскольку на сегодня вообще таких исследований не так уж много, я включил их сюда.

Что же получается в итоге? Видна некоторая противоречивость данных. Вызвана она тем, что, во-первых, мозг — сложная и противоречивая штука (я, кажется, уже говорил об этом), а, во-вторых, тем, что у исследований была не совсем идентичная методология.

В чем же ценность этой таблицы, если нельзя сравнивать напрямую разные методы ПТ? В том, что можно убедиться, что разговорная терапия “что-то там делает с мозгом”, а также в том, что на её основе можно попытаться построить некоторые осторожные догадки относительно того, как эта самая разговорная терапия работает.

Но для начала попробуем всё-таки выделить некоторые закономерности в этих изменениях. Для этого не будем долго всматриваться в таблицу, а воспользуемся данными готовых мета-анализов.

Предполагается, что при депрессии

Поведенческая терапия

усиливает

со стороны префронтальной коры (в особенности — её дорсолатеральной части), который ингибирует (тормозит) импульсы подкорковых структур[32, стр. 6].

Что это значит: импульсы, которые поднимаются “из глубин бессознательного” (это просто красивая метафора), начинают лучше контролироваться структурами, более относящимися к рациональному мышлению.

Если вспомнить, как работает КПТ — а именно она пытается заменить “автоматические мысли, наполненные когнитивными искажениями на более трезвые и рационалистические оценки ситуации”, то можно проследить некоторую логику в этом всём.

Терапия, направленная на активацию поведения, предположительно, приводит к активации полосатого тела и задействованию системы вознаграждения, включающую регионы дорсолатеральной префронтальной и орбитофронтальной коры [32, стр. 6]

Возможные «побочные» эффекты от психотерапии

и др.

” (а значит —

О психических заболеваниях с точки зрения нейрофизиологии и биохимии

Теперь очень кратко рассмотрим, как именно связаны рассмотренные (и некоторые другие) компоненты мозга с психическими заболеваниями и психическими проблемами здоровых людей. Мы не будем рассматривать здесь всю нозологию психических заболеваний (это тема отдельной большой статьи), а кратко пробежимся по самым известным из них.

Депрессия

При депрессии снижена активность дорсолатеральной префронтальной коры, что способствует переживанию опыта одиночества, социальной изоляции и установлению низких стандартов производительности [10, стр. 7185]

Депрессиия ассоциирована со снижением взаимодействия между миндальной и дорсальной передней поясной корой[32, стр. 6]

Исследования с использованием методов визуализации показали, что субгенуальная передняя поясная кора чрезмерно активна при депрессии, и некоторые методы лечения, такие как антидепрессанты, электросудорожная терапия и транскарникальная магнитная стимуляция приводят к снижению активности в этой области[10, стр. 182].

Некоторые данные свидетельствуют о том, что при депрессии уменьшается объём гиппокампа[50].

Шизофрения

Конкретных и однозначных связей между областями мозга и шизофренией установить до сих пор не удалось, однако в данный момент эта патология ассоциирована с изменениями в гиппокампе,

, мультимодальной ассоциативной коре, лимбической системе, миндалине, поясной коре, таламусе и медиальной

[10, стр. 239].

В настоящее время существует два основных способа объяснения патофизиологии ОКР: через

Краткосрочная терапия

и через связь лимбической системы и коры[30].

Insel приводит данные[36], основанные на анализе исследований с использованием визуализации, согласно которым симптомы ОКР объясняются патологией в трёх регионах мозга: орбитофронтальной коре, поясной коре и (в меньшей степени) хвостатом ядре: чрезмерная активность в головной части хвостатого ядра подавляет (ингибирует) передачу в волокнах белого шара, который обычно гасит активность таламуса.

В результате таламус повышает активность орбитофронтальной коры, которая через поясную кору замыкается на головной части хвостатого ядра, образуя цикл положительной обратной связи.

В отличие от приведенных выше нозологических единиц, сами по себе ранние дезадаптивные схемы не являются психическим заболеванием: нет такого диагноза.

Однако их имеет смысл включить в данную статью, поскольку они очень широко распространены у здоровых людей и существенно им мешают.

Что такое ранняя дезадаптивная схема (далее — просто “схема”)? Схема — это такая психическая конструкция, в которую входят воспоминания, мысли, эмоции и телесные ощущения. И не просто входят, а хитрым образом взаимосвязаны и взаимообусловлены[48, стр. 41].

Когнитивно-аналитическая терапия

Схема формируется где-то в ранней истории жизни индивидуума (как правило, в детстве, но может и позже) как реакция на некоторые события или феномены отношений со значимыми для этого человека людьми (то самое “папа бил, мама не любила”).

Миндалина хранит в себе неосознаваемую информацию о травме / негативном эмоциональном опыте.

Когда человек сталкивается с раздражителями, напоминающими события, которые привели к образованию схемы, миндалина запускает бессознательный процесс активации тех самых эмоций и физических ощущений. Это происходит быстрее, чем человек успевает что-либо осознать.

Когда схема активируется, человека накрывает волной эмоций и телесных ощущений. Он не всегда осознаёт связь переживаемого опыта с изначальной травмой.

Осознаваемые воспоминания о травме хранятся в гиппокампе[48, стр. 41] и высших отделах коры. Фактически эмоциональные и когнитивные аспекты травматического опыта хранятся в разных частях мозга.

Пример работы схемы: мальчик в детстве залез в папин ящик с инструментами, отец его жестоко побил. Прошло много лет, мальчик вырос и презентует некий проект заказчикам. Всё у него хорошо — он справляется с тревогой, он основательно подготовился, но тут один из слушателей задаёт ему вопрос…

И миндалина активируется (например, от тона или какого-то характерного слова), запуская схему. Докладчика этот вопрос выбивает из колеи, он начинает волноваться, забывать детали, чувствовать себя некомпетентным, покрывается испариной, дрожит и т.п.

Задача, которую обычно ставят в работе со схемами — усилить контроль префронтальной коры над миндалиной.

Результаты исследований

Теперь, когда у нас есть хотя бы некоторое понимание того, как разговорная терапия должна влиять на мозг, и как этот самый мозг работает, пришло время поговорить о результатах исследований, целью которых было оценить влияние психотерапии на морфологические и биохимические характеристики мозга.

В мета-анализе[32] была выявлена существенная связь между влиянием терапии на ростральную переднюю поясную кору и предцентральную борозду (повышение активности), что более-менее совпадает с исходными предположениями.

Вентрально-ростральная префронтальная кора имеет обширные связи с регионами мозга, отвечающими за процессинг эмоций, в частности, с миндалиной. Кроме того она участвует в процессе принятия решений и работе системы вознаграждения.

У здоровых людей регуляция эмоций связана с подавлением активности миндалины ростральной и дорсальной поясной корой и некоторыми регионами передней поясной коры. Т.е. “страх, идущий из глубин” в ответ на стимул в какой-то момент перехватывается, анализируется и “отменяется”.

Характерное для депрессии застревание на негативных мыслях может быть объяснено снижением уровня связи между поясной корой и миндалиной. Выглядит это как постоянное самоедство на темы “я неудачник”, “всё будет плохо” и т.п.

Усиление активности ростральной поясной коры в результате применения психотерапии может отражать улучшения в эмоциональной регуляции и являться возможной основой механизма когнитивной переоценки.

Когнитивная переоценка — это, по сути, один из краеугольных камней КПТ. Заключается она в том, чтобы автоматически возникающие негативные мысли отловить и проанализировать, а затем заменить на более адекватные (не содержащие когнитивных искажений).

Усиление активности передней поясной коры проявляется после курса КПТ, а, вот после курса долгосрочной психодинамической терапии эта активность снижается[32, стр. 18].

Однако авторы не приводят каких-либо интерпретаций по этому поводу, и мы не будем придумывать отсебятину. Возможно дело здесь в том, что в одних исследованиях рассматривается вся эта кора целиком, а в других — субгенуальная её часть (снижение активности которой коррелирует со снижением чувства вины и гнёта подавляемых эмоций).

Долгосрочная вербальная терапия приводит к снижению активности в левой прецентральной извилине, которая обычно ассоциируется с моторными функциями, но может быть вовлечена в процессы когнитивного функционирования.

Драматерапия

В систематическом исследовании было показано ослабление активности миндалины в результате применения КПТ и психодинамической терапии[32, стр. 19]. А поскольку миндалина — “центр страха” (опять же, очень, очень образная аналогия), то снижение её активности должно приводить к уменьшению тяжести депрессивных и тревожных симптомов.

В другом систематическом мета-исследовании[37] авторы пришли к заключению о том, что аномалии в гиппокампе, миндалине, нижней лобной извилине, крючке, а также в областях, активно вовлекаемых в управление эмоциями (дорсолатеральной префронтальной коре и передней поясной коре) являются предикторами успешного психотерапевтического лечения тревожных расстройств.

Или, если немного пофантазировать, то с некоторой натяжкой можно сказать, что при успешной терапии тревожных расстройств будут наблюдаться изменения в этих областях.

В исследовании эффектов психотерапии при депрессии было показано[41], что разговорная терапия приводит к нормализации связей между лимбической системой и корой, особенно это касается передней поясной коры. В том же исследовании было предложено использование активности островковой доли в качестве биомаркера, который поможет врачу определить, какой метод лечения лучше подойдёт в данном конкретном случае — психо- или фармакотерапия.

В мета-исследовании[42] терапии методом десенсибилизации и переработки движением глаз (не совсем разговорная терапия, суть которой сводится к тому, чтобы вспоминать травмирующие воспоминания и двигать глазами туда-сюда, как бы смешно это ни звучало) было показано изменение паттерна взаимодействия между полушариями.

В нем же были приведены данные, свидетельствующие об увеличении объема гиппокампа, увеличении активности передней поясной коры, левой лобной доли. Эти и другие данные свидетельствуют о том, что данная терапия приводит к усилению контроля префронтальной коры над слишком активной лимбической системой.

В исследовании влияния долгосрочной психодинамической психотерапии было показано, что в результате этого метода лечения снижается активность миндалины / гиппокампа, субгенуальной поясной коры и медиальной префронтальной коры[44]. Эти изменения коррелировали со снижением симптомов депрессии.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Информационный медпортал
Adblock detector