Избегающий тип личности

Симптоматика заболевания

— Преувеличивает потенциальные трудности, физические опасности или риски, связанные с выполнением чего-то обычного, но выходящего за рамки обычной рутины.

— Не имеет близких друзей или доверенных лиц — или только одного — кроме родственников первой степени; избегает действий, которые включают значительный межличностный контакт.

— Выражает нежелание связываться с другими людьми, если он не уверен, что его любят; легко обидеть и задеть.

— Опасается покраснеть от смущения, плакать или выражать тревожность перед другими людьми.

— Сдержан в социальных ситуациях из-за страха сказать что-то неуместное или глупое или неспособности ответить на вопрос.

Избегающий тип личности

— Склонен не проявлять все свои способности, и им трудно сосредоточиться на рабочих задачах, но, тем не менее, некоторые занимаются хобби.

Если человек состоит в браке или в долгосрочных отношениях, часто присутствуют треугольные схемы отношений. Например, избегающий человек может состоять в браке с супругом, который много путешествует и предъявляет очень мало эмоциональных требований к своему избегающему партнеру, предоставляя избегающему партнеру возможность для тайной внебрачной связи. Этот треугольный шаблон обеспечивает некоторую степень интимности, а также обеспечивает дистанцию в отношениях.

Для людей, которым свойственно это психическое нарушение, характерны следующие особенности:

  • застенчивость крайней степени;
  • повышенная чувствительность к критике общества или к ситуации отказа;
  • заниженная самооценка;
  • ощущение собственной неполноценности;
  • стремление к близким отношениям с окружающими людьми, чему препятствует сложность создания привязанностей, отношений (возможное исключение – близкие родственники, но нередко проблемы наблюдаются даже с отношениями внутри семьи);
  • пациент с ИРЛ стремится по возможности исключать взаимодействие в социальной сфере, причем это касается не только случайных знакомств, но и необходимых рабочих контактов или, скажем, общения в школе, университете.

Психическое расстройство личности можно диагностировать по следующим признакам:

  • сильное желание близких взаимоотношений с другими людьми, чему препятствует излишняя застенчивость;
  • стремление по возможности исключить любые физические контакты;
  • неприязнь, неприятие себя, отвращение;
  • недоверчивость;
  • самоизоляция, стремление полностью исключить отношения с социумом (хикикомори);
  • робость, скромность, доходящие до крайности;
  • ощущение принадлежности к людям «второго сорта», «низшего уровня»;
  • неспособность нормально работать, накапливать профессионализм, совершенствоваться;
  • повышенная самокритика, в первую очередь в вопросах социальных взаимодействий;
  • застенчивость, смущенность;
  • одиночество;
  • осознанное исключение интимных связей;
  • зависимость (психическая, химическая).

Психотерапия как метод помощи

Если у человека предполагается избегающее расстройство личности, симптомы патологии принято компенсировать психотерапевтическими практиками. При этом нужно учитывать, что больные обычно пугливы и отличаются исключительной стеснительностью, поэтому для них сложны самые простые социальные взаимодействия.

Избегающее тревожное расстройство личности поддается лечению, если прибегать к теории когнитивно-поведенческой группы. Это обусловлено тем, что методология хорошо проявляет себя в работе с застенчивыми людьми. Она направлена на развитие новых социальных навыков и умений, что оказывает существенное влияние на поведение человека, упрощая его функционирование как элемента социума.

Избегающее расстройство личности: когнитивные искажения

Избегающее расстройство личности связано со страхом инициировать отношения   реагировать на попытки других людей из-за страха быть отвергнутым. Для людей с избегающим расстройством такой отказ невыносим, поэтому они занимаются социальным избеганием. Кроме того, они применяют когнитивное и эмоциональное избегание, не думая о вещах, которые могут вызвать у них дисфорию.

В основе этих моделей избегания лежат неадаптивные схемы или давние дисфункциональные представления о себе и других. Они склонны считать себя некомпетентными в социальном, академическом и профессиональном плане.

Как правило, они рассматривают других как критичных по отношению к ним, унижающих и не заинтересованных. Схемы о себе включают темы отличия, неадекватности, дефектности и непривлекательности. Схемы о других включают темы безразличия и неприятия.

Эти люди, скорее всего, предскажут и интерпретируют отвержение как вызванное исключительно их личными недостатками. Прогноз отвержения приводит к дисфории. Наконец, лица с избегающим расстройством личности не имеют внешних критериев, чтобы судить себя позитивно. Таким образом, они должны полагаться на свое восприятие.

Они склонны неправильно воспринимать нейтральную или позитивную реакцию как негативную, что еще более усугубляет их чувствительность к отвержению и социальное эмоциональное и когнитивное избегание. Иными словами, они придерживаются отрицательных схемы, которые заставляют их избегать решений, где они могли бы взаимодействовать с другими.

Они также избегают задач, которые могут вызвать неприятные ощущения, и избегают думать о вещах, которые вызывают дискомфорт. Из-за их низкой терпимости к дискомфорту они используют отвлекающие факторы, оправдания, когда они начинают чувствовать грусть или беспокойство.

А что с лекарствами?

Традиционная медицина предполагает, что практически любое психическое заболевание поддается лечению медикаментозными средствами. Тем не менее уклоняющееся расстройство личности рекомендовано лечить, по возможности откладывая этап приема лекарств.

Избегающий тип личности

В целом медикаменты показывают неплохой результат, благодаря чему используются часто. Но помощь со стороны препаратов лишь временная, сопряжена с многочисленными побочными эффектами, сохраняется, пока длится курс, и вызывает привыкание.

Избегающее расстройство личности и другие личностные расстройства

От пограничного расстройства личности избегающее расстройство отличается постоянством паттерна избегания в отношениях. Пограничный паттерн поведения характеризуется чередованием приближения и отдаления. Классическое «иди сюда — уходи — я люблю тебя».

В отличие от шизоидного расстройства личности, при котором способность поддерживать отношения очень ограничена, люди, страдающие избегающим расстройством могут поддерживать отношения, но выходят из них, потому что потребность в самозащите превышает потребность в общении.

От социофобии избегающее расстройство личности отличается более широким охватом жизненных ситуаций, на которые распространяются особенности поведения этого расстройства личности.

Как опознать?

Психическое расстройство личности обычно заметно даже невооруженным взглядом. Человек буквально «зациклен» на своих недостатках, думает о них слишком много, нередко поднимает эту тему в разговоре. В то же время такой индивидуум стремится по возможности избегать взаимодействия с другими людьми и идет на контакт лишь в том случае, когда подсознательно ощущает уверенность, что его не отвергнут.

Отторжение, любые потери при психических расстройствах настолько болезненны, что больному предпочтительнее оставаться в одиночестве, нежели рисковать своим нестабильным состоянием, пытаясь построить контакт с окружающими.

Лечение избегающего расстройства личности

Цели лечения избегающего расстройства личности заключаются в том, чтобы повысить способность переносить обратную связь от других и более избирательно доверять другим. Вместо предположения, что другие намерены критиковать, отвергать или унижать их, лица c избегающим расстройством смогут говорить другим об их потребностях и желаниях.

Люди с избегающим расстройством личности уже знают, как общаться с небольшим числом людей, чаще родственниками. Если психолог просто становится одним из них, базовая схема избегания индивидуума может остаться неизменной. Только когда эти люди научатся распознавать влияние своего паттерна на других и рисковать в новых отношениях, они могут измениться.

Индивидуальная терапия может помочь избегающим людям распознать и проанализировать их схему избегания и абстиненции. Парная терапия и групповая терапия позволяют наблюдать влияние этого паттерна на других и опробовать новый паттерн поведения.

Терапевты, использующие этот подход, сосредотачиваются на понимании причин избегающего расстройства личности. Терапевты пытаются понять избегание, рассматривая его с точки зрения прошлых историй и их влияния. Они обращаются к истории жизни пациента, чтобы узнать, как пациент начал избегать. Это делается с целью помочь ему или ей определить ранние источники ущерба и сделать исправления более точными.

В центре внимания могут быть ранние семейные взаимодействия как причина избегания. Например, в сегодняшней замкнутости была обнаружена причина, из-за которой девушка избегала чувства вины перед матерью. Та отговаривала ее от участия в разговоре с людьми, сказав ей, что для нее было немыслимо выйти замуж за незнакомца.

Источники сегодняшней застенчивости другой избегающей из-за страха унижения были выявлены в ее отношениях с отцом. Он никогда не хвалил ее, независимо от того, насколько хорошо она справилась и сколько она достигла. Психоаналитики также пытаются понять избегание путем изучения ассоциаций и фантазий пациента, а также переноса и сопротивлений, которые пациенты развивают в ходе лечения.

Терапевты, использующие этот подход, корректируют избегающий мыслительный процесс, такой как необходимость мыслить в терминах, тем самым делая незначительными проблемы в отношениях («мы не можем ладить друг с другом, потому что они обедают в 6 часов, а я ем в 10»; « Я не выношу вообще всех людей с усами — это заставляет мое лицо все время зудеть ») и избегать мыслительного порядка как « лучше журавль в небе, чем синица в руках », превращая пациента в неофилика, который недоволен старыми, комфортными отношениями,и он навязчиво ищет новые.

Они особенно сосредотачиваются на выявлении и исправлении нелогичных мыслей, которые приводят пациентов к удалению от отношений из-за чрезмерного страха быть подвергнутым критике и унижению. Они переосмысливают негативные познания, такие как «Потому что он критикует меня за это, значит, он ненавидит меня полностью» в более позитивные познания, такие как «Ее базовые чувства ко мне все еще могут быть любящими, даже если ей не нравится, как я одеваюсь, и говорит так».

пациент с ирл

, »Или« Человек, которого я вызвал на работу, приостановил меня не потому, что она отвергала меня, а потому, что она была немного занята ». После того, как они попросили пациентов проверить реальность их устрашающих межличностных мыслей, следуя правилам доказывания, используют когнитивно-поведенческие терапевты поведенческие методы тотального толчка (воздействия), в которых пациентам предлагается делать то, чего он боится, небольшими, постепенными шагами, чтобы медленно, но верно уменьшить тревогу и повысить мотивацию.

Они также непосредственно поощряют / уговаривают пациента действовать менее избегающе, даже переходить к невиданным крайностям, превращаясь в контрфобию, как способ справиться со своим страхом перед межличностными отношениями так же, как некоторые люди становятся парашютистами, преодолевающими свой страх высоты.

Терапевты, использующие этот подход, изучают диадические проявления избегания с целью разрешения искаженного межличностного восприятия, которое способствует существующим межличностным проблемам, которые мешают избегающему сблизиться и развивает интимные отношения без беспокойств. В частности, они сосредоточены на страхах пациента перед унижением, критикой и неприятием со стороны других, на низкой самооценке, из-за которой пациенту трудно уверенно относиться к другим людям, и на типично пограничном убеждении, которое серьезно близость означает полную потерю идентичности.

Терапевты, использующие этот подход, применяют увещевание («Я знаю, вы можете это сделать); положительный отзыв («вы слишком хороши, чтобы потерпеть неудачу», «это здорово, что вы преуспели», «ваша низкая самооценка ниже, чем по праву должна быть»); и заверение («вы можете справиться и преодолеть свою тревогу»).

Одновременно они дают отеческий / материнский совет («есть другие места, где вы будете более счастливыми / более желанными / более популярными, чем в пригороде».) Они делают это под эгидой комфортной терапевтической среды удержания, которая служит защитным пузырем для пациента, пытающегося отправиться в новые, вызывающие беспокойство, межличностные приключения.

Поскольку терапевт помогает пациенту в его или ее трудной внутренней борьбе, он или она советует пациенту обратиться за дополнительной поддержкой к другим людям, которые могут помочь пациенту стать менее избегающим, таким как тайные участники, консультанты, друзья, члены семьи, и любовники, которые, как мы надеемся, могут выступать в роли помощников, помогающих пациенту более эффективно справляться с его или ее недееспособными состояниями.

Терапевты, использующие этот подход, изменяют экзистенциальную жизненную философию пациента, помогая ему или ей переосмыслить предпочтительные избегающие позиции и цели. Пациенты могут изучать новую, более неизбежную философию жизни, напрямую идентифицируя себя с другими, в том числе с терапевтом, чьи убеждения и пути менее избегающие.

Например, пациенты могут составить список и подражать людям, которыми они восхищаются за их социальное мастерство. Или же они могут читать книги самопомощи, авторы которых занимают правильные позиции, не связанные с такими вопросами, например, «будь осторожен с определением типов» и «не сравнивай себя с другими».

Терапевты, использующие этот подход, видят в терапии большинство или всю семью. Их цель — разрешить конфликты в семье, которые мешают внешним отношениям. Например, они могут попытаться убедить душящую семью отпустить и прекратить инфантилизацию избегающего.

Психиатры часто рекомендуют применение анксиолитической / антидепрессантной лекарственной терапии для уменьшения тревоги и депрессии.

Источники:Len Sperry Handbook of diagnosis and treatment of DSM-5 personality disordersMartin Kantor Distancing: Avoidant personality disorder

Помощь психолога при избегающем расстройстве личности

Информации все еще недостаточно

В рамках определения наличия заболевания проводят тест на расстройство личности. Поскольку заболевание было выделено врачами как самостоятельное относительно недавно, методы диагностирования и лечения и по сей день находятся в стадии разработки. Большая часть применяемых в наши дни – это экспериментальные технологии.

Эмоциональное расстройство личности во многом близко к психопатии (конкретно – к сенситивному подвиду). Согласно действующей в России классификации, такое заболевание и сегодня не считают нужным выделять как самостоятельное, а лишь относят его к шизоидному расстройству личности, причисляют к астеническому. Многое будет зависеть от лечащего врача и его собственных взглядов на медицину, психиатрию.

До сих пор не ведется никакого четкого учета людей, страдающих этим типом расстройства личности. Нет информации ни о распространённости недуга, ни о том, какова его зависимость от половой принадлежности. Нельзя сказать, связано ли множественное расстройство личности с генетической предрасположенностью, передается ли по наследству. Можно говорить лишь о том, что люди, у которых впоследствии диагностирую болезнь, уже с раннего детства застенчивы, робки.

Патология не опасна для окружающих…

Если тест на расстройство личности показал наличие заболевания, можно говорить о том, что диагноз поставлен. Отмечают, что в повседневной жизни человек, у которого была выявлена патология, ведет себя так, что его комплекс неполноценностей заметен окружающим людям.

Как правило, больные – это интроверты. Во многом это связано со слишком низкой самооценкой. В то же время пациенты – это не асоциальные личности, и им свойственно сильное желание иметь нормальные социальные контакты. Проблема же в том, что вступление во взаимоотношения с окружающими людьми для больных реально лишь тогда, когда они уверены в положительном приятии, в том, что их не будут критиковать. Как правило, требования гарантий настолько завышены, что их выполнение становится нереальным.

…но крайне проблематична для больного

Множественное расстройство личности так влияет на человека, что он все время ощущает, что общество отвергает его. Как правило, у пациента идеализированное представление о том, как к нему должны относиться в социуме. Едва реальность расходится с этим представлением, как человек в страхе убегает, «закрывается в раковину», уходит в себя, отгораживается.

Именно страх – ведущий фактор формирования коммуникативного поведения. Больные обычно:

  • скованны;
  • неуверены в себе;
  • скромны сверх меры;
  • неестественны;
  • демонстративны в своем избегании социума;
  • просительны до униженности.

Такое поведение обусловлено тем, что больные заранее уверены, что социум их отвергнет, и стараются принимать меры заранее, чтобы было «не так больно».

Восприятие мира искажено

Если в вашей жизни появился человек, у которого избегающее расстройство личности, причины общения с ним могут быть самыми разными, но продолжение контакта возможно лишь при четком осознании одного факта: эти люди преувеличивают негативное восприятие себя другими и искажённо ощущают социальные взаимодействия и оценку общества.

Для пациентов с этим типом расстройства личности обычно характерны очень слабые коммуникативные навыки. Это провоцирует неумелость, неловкость в различных ситуациях, привычных для тех, кто чувствует себя в социуме, как рыба в воде. Из-за этого больные воспринимаются окружающими настороженно, а зачастую их отталкивают, что только укрепляет мрачные предположения о том, чего можно ждать от других людей.

Развитие неутешительное

уклоняющееся расстройство личности

Со временем избегающее расстройство личности становится причиной не только негативных ожиданий от общения между людьми, но и в целом от жизни. Человек начинает преувеличивать повседневные опасности. Он сталкивается с серьёзными внутренними противоречиями при необходимости обратиться к кому-то. Если необходимо выступить перед публикой, накатывает ужас, справиться с которым без медикаментов невозможно.

В карьере человек, которому свойственно избегающее расстройство личности, не может достичь практически ничего, так как ему никто не доверяет ответственные должности. Эти люди практически незаметны для окружающих, а отличительная черта их поведения – услужливость, которая провоцирует социум пользоваться больными без какой-либо отдачи. Пациенты с этим типом расстройства личности в большинстве случаев не имеют друзей, не могут построить доверительные отношения.

Посещая врача

Впервые оказавшись у психолога, психотерапевта или психиатра, больные могут вести себя довольно непредсказуемо, но все они преследуют одну и ту же цель – понравиться доктору. При этом буквально на глаз видно, что часто люди находятся в очень сильном напряжении, которое нарастает, если возникает предположение, что больной медику «не нравится».

Многие из них говорят о том, что они опасаются насмешек со стороны окружающих людей и боятся, что те начнут распускать сплетни, поэтому и отгораживаются от социума. В этом аспекте все пациенты отличаются высокой мнительностью. А вот при попытке объяснить им что-то они воспринимают информацию «в штыки», сразу оценивая ее как критику.

Психическое расстройство на всю жизнь – это приговор?

На современном уровне развития медицины в целом и психотерапии, психиатрии в частности есть не так много методов устранения нарушений психического развития. Аналогично ситуация обстоит и в случае, когда было диагностировано избегающее расстройство личности. Лечение редко показывает реальную эффективность на продолжительное время без постоянной терапии (лекарственной, психологической).

При этом проявления заболевания во многом связаны с тем, к какой социальной нише, прослойке человек принадлежит. Наиболее счастливыми можно назвать тех, кому повезло удачно заключить брак с человеком, соответствующим представлениям об идеале. В этом случае отношения становятся стабильными, оба человека принимают друг друга со всеми положительными качествами и недостатками, но социальные взаимодействия замыкаются на семье и ею заканчиваются.

Как только социальная поддержка терпит крах, человек буквально «проваливается во внутреннее болото»: страдает от депрессий, тревоги, у него отмечается дисфорическая симптоматика.

Дифференциальный диагноз

Сложность определения расстройства личности заключается в том, что проявления недуга сходны с теми, которые отмечаются при следующих заболеваниях:

  • шизоидное расстройство;
  • тревожное расстройство.

В первом случае больной стремится быть в одиночестве как можно дольше. Также врачи выделяют так называемый матовый аффект. А вот в случае тревожного расстройства личности люди стремятся к общению, но не могут себе это позволить из-за преследующего страха и постоянной неуверенности в себе.

Все описанные виды имеют много общего в клинической картине. Наиболее близки тревожный тип и зависимый, но если в первом случае причина опасений кроется именно в этапе установления контакта, то люди второй группы боятся расставания.

Современная медицина ставит перед собой задачи по выявлению четких, определённых признаков каждого из известных типов расстройств личности, чтобы можно было устанавливать безошибочный диагноз.

Похожие проявления свойственны и истерическим, пограничным больным. Но люди этих типов склонны к манипуляциям и раздражительны, их поведение зачастую невозможно предсказать. Определить, относится ли болезнь к тревожному типу, или к подвиду, граничащему с ним, весьма проблематично, равно как и в случае с разграничением шизофрении и шизотипии. Тем не менее это важно для определения наиболее эффективной в каждом конкретном случае терапии.

Что может помочь?

Подбирая оптимальный вариант лечения, доктора составляют интегральную модель поведения, на основе которой формируют программу, учитывающую индивидуальные особенности пациента. При этом обязательно уделяется внимание таким составляющим:

  • когнитивной;
  • поведенческой;
  • психодинамической.

Наиболее значимый этап лечения – тот, когда закрепляются личностные изменения, достигнутые в ходе лечения. Важно чтобы человек начал применять полученные навыки за пределами смоделированных в больнице ситуаций, в реальной жизни. Впрочем, здесь невозможно предсказать развитие ситуации, так как многое зависит от окружения больного.

Маленькая неудача может нанести повторный урон самооценке, который еще больше ухудшает ситуацию. В этом случае весь достигнутый успех сразу сводится на нет. А вот успех социального взаимодействия активирует циклический процесс самоутверждения, с каждым новым витком выводящий человека на новую ступень самосознания и уверенности в себе.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Информационный медпортал
Adblock detector